Людмила Максимова 0 443

Авантюристы с низов. Как в Бузулуке сохраняют уникальный деревянный модерн

Все материалы сюжета Время дел

Мы привыкли, что государство должно нам то или это, что перестали брать какие-то общие дела в свои руки. Но в Самаре появились настоящие авантюристы, готовые сломать систему. Проект по восстановлению исторической среды подхватили и в Бузулуке.

Дом мещанина Александра Иванова в Бузулуке получил вторую жизнь.
Дом мещанина Александра Иванова в Бузулуке получил вторую жизнь. © / Ярослав Каптерка / Из личного архива

Тысячи и тысячи раз проходя мимо одного и того же места, мы перестаём замечать его черты. Оно, тем временем, тускнеет и блекнет без нашего внимания. Так удивительные и редкие по своей архитектуре дома ветшают или становятся аварийными. Исторические центры превращаются в захолустья, куда не желает ступать нога «цивилизованного» человека. Они прячутся под сайдингом или сносятся, и на их месте вырастает новостройка. Остановить беспощадное время несколько лет назад решили ребята из Самары, основав проект «Том Сойер Фест». Корреспондент «АиФ Оренбург» рассказывает, чем занимаются ребята, как проект подхватили в Бузулуке и как там появился «деревянный» модерн.

С кисточками наголо

«Мы проводим эксперимент по перезапуску исторической среды, чтобы она задышала по-новому, не только сами дома, но и окружающая территория. Когда памятник оказывается в квартальной застройке, его ценность стремится к нулю. Я не против нового строительства, я за деликатное отношение к истории, чтобы новостройки не давили агрессивно историческую среду», - поясняет Андрей Кочетков, руководитель проекта «Том Сойер Фест». – «На одном отрезке улицы Льва Толстого мы за два года сделали пять домов, и сюда пришло более 1000 экскурсантов, а этой весной здесь открылось два кафе, хотя это место никогда не было достопримечательностью. Не говорю, что это только наша заслуга».

В Самаре в проекте участвует около 250 человек: разного возраста и профессий. Но в основном волонтерами становятся «айтишники», программисты средних лет, которые любят свой город и хотят сделать его лучше. К тому же, вечерами и в выходные на площадке с кисточками в руках они отдыхают от офисного напряжения. Ребята давно стали большой компанией. Они участвуют и проводят концерты, выставки, тематические лекции. Не только для того, чтобы рассказать о том, как нужно сохранять красоту города, но и для того, чтобы наполнить эти восстанавливаемые места новыми культурными смыслами. 

Волонтерами становятся те, кто любят свой город и хотят сделать его лучше.
Волонтерами становятся те, кто любят свой город и хотят сделать его лучше. Фото: Из личного архива/ Ярослав Каптерка

«В Самаре традиционная купеческая застройка. У нас многое уничтожено. Известно много случаев, когда экспертизы домов проводили на глазок, специалисты даже не заходили в само здание, в лучшем случае следовали суды, и удавалось отбить некоторые дома. В этом году мы будем восстанавливать усадьбу купца Зеленко, а ведь она должна была пойти под снос в угоду застройщикам. Многие из наших домов, хотя и сохранились, но обветшали», - объясняет Андрей. – «Если в больших городах историческим домам угрожает застройка, то в малых городах жители чаще всего не понимают, что делают, например, обшивают дома сайдингом, и они полностью теряют свою привлекательность. Например, в Бузулуке. Там широко представлен деревянный модерн, это большая редкость для небольших российских городов. Но горожане не понимают, каким культурным пластом обладают».

Перезапуск исторической среды приносит свои плоды. Фото: Из личного архива; Андрей Кочетков

В 2015 году в Самаре восстановили три дома. В 2016 четыре. Тогда же присоединились Казань, где перед Универсиадой «похоронили» половину исторического центра, и уникальный «модерновый» Бузулук. На 2017 год хозяева фестиваля запланировали восстановить четыре дома 19 - начала 20 века. Решили не размахиваться, поскольку к проекту должно присоединиться еще 10 городов. Каждый из них Андрей собирается посетить:

«Многие люди с разных городов задавали вопросы, как запустить фестиваль. Так мы организовали школу фестиваля, на которую приехали участники из 23 городов», - говорит основатель фестиваля.

В Самаре традиционная купеческая застройка. Фото: Из личного архива; Андрей Кочетков

Ради проекта историк и журналист Андрей практически изменил свою жизнь. Почти все время у него уходит на фестиваль.

Сегодня «том сойеры» немного меняют свою концепцию: они идут с кисточками и ведрами в те дома, за которыми следят жильцы, чтобы знать наверняка, что труды не напрасны и дальше о здании будут заботиться.

Реставрация старинных купеческих домов тоже авантюра!
Реставрация старинных купеческих домов тоже авантюра! Фото: Из личного архива/ Ярослав Каптерка

В мастера

Анна Мельникова из Бузулука - дизайнер, закончила Самарский архитектурно-строительный университет. Лет 15 наблюдает за старинными домами в городе. На ее глазах одни здания исчезали, другие дряхлели. Один из них, в центре города, особенно был ей дорог. Больно было видеть, как он меняется с неумолимым течением времени. На памяти Анны, его ни разу даже не красили.

«Я услышала о фестивале и решила присоединиться к нему. В прошлом году Бузулук праздновал 280-летие. Объявили акцию: 280 подарков городу. Я решила привести в порядок этот дом. Меня поддержали в администрации. Я обратилась к активным ребятам из нашего города Анне  и Ярославу», - рассказывает Анна Мельникова. - «Те подхватили. Аня отвечала за поиск волонтеров и организацию концертов. Ярослав вел строительные работы. Знакомый историк узнал, что дом принадлежал мещанину Александру Иванову, занимался он бакалейной торговлей и годовой оборот был в 1000 рублей. Сначала начинали втроем. Потом подтянулись горожане - взрослые и школьники. Обычно на площадке работало по три-пять человек. Ребята шкурили фасады, затем грунтовали, а потом красили. Основные средства пожертвовали партнеры фестиваля (иначе спонсоры). Часть их отдали столяру, взявшемуся восстановить поломанные детали убранства дома. На кисточки, краску, расходные материалы собирали деньги на концертах. Начали работу в августе, а закончили в ноябре. Замедлила окончание работ непогода. Сейчас к этому дому водят экскурсии и не только из Бузулука».

«В этом проекте я многое приобрел. Во-первых, это море знакомств со всех концов страны, во-вторых, знания по исторической среде города, архитектурном модерне - я даже не подозревал об этом, и, в-третьих, теоретические представления и какие-то начальные навыки сменили реальные умения работы по тому же дереву», - рассказывает 20-летний Ярослав Каптерка, студент колледжа. Этого парня, взявшего на себя основную «мужскую» работу по дому и фотографировавшего процесс его восстановления, сначала называли «глазами фестиваля». Но Ярослав планирует полностью переквалифицироваться в «руки». – «Слишком много работы. Либо стоять с кисточкой, либо с фотоаппаратом. Мои знакомые удивляются, зачем бесплатно работать. Поэтому пока я одинок. Сначала я просто поддерживал проект, потом втянулся, и даже убегал с пар поработать к дому. Я думаю, что волонтерство - это когда человек горит идеей, делом, а не когда в красивой форме представляет, к примеру, университет и получает за это стипендию. Очень радостно и приятно видеть то, что мы все вместе сделали. Останавливаться не планирую. Это не по-мужски, да и как-то правильно. У сериала и того десяток сезонов выходит, так что продолжаем».

«Том сойерцам» из Бузулука есть чем гордиться. Фото: Из личного архива; Ярослав Каптерка

Уникальный город

«Самарский фестиваль собирает около 250 волонтеров, а наш около 40-50 человек. Если соотнести миллионник и наш провинциальный городок, то разница невеликая», - рассказывает Аня. – «В этом году мы планируем восстановить два дома. С нами уже встречались школьники и студенты, готовые работать. К нам даже собираются приехать ребята из Самарской области и Казани, с которыми познакомили на школе фестиваля «Том Сойер». Мы считаем, что у нас самые красивые дома, но они исчезают один за другим. И скоро не останется памяти о ноу-хау русских архитекторов. Ребята из Казани сказали, что если бы у них был хотя бы один такой дом, они бы его озолотили».

Откуда такая роскошь могла появиться в провинциальном городе и как бузулукский модерн связан с европейским, рассказывает кандидат искусствоведения, заведующий кафедрой дизайна ОГУ Ольга Чепурова:  

«Первые признаки модерна появились в Европе, в каждой стране он назывался по-разному, но воплощался в основном в камне. В России зародился свой модерн, вобравший в себя традиции русской резьбы. Нигде в мире больше деревянного модерна нет. Это русский феномен. В большинстве своем он сохранился в Кимрах, Городце и Бузулуке. Я объездила Подмосковье, была под Петербургом, в Иркутске, Красноярске, Екатеринбурге, Самаре…, но только у нас присутствует именно европейский модерн. Бузулук – это жемчужина. Кроме того, здесь модерн отличается художественно-композиционными признаками. Когда я начинала исследовать, в Бузулуке было около 80 домов, я все систематизировала, сегодня многие из них у меня в черной рамочке: или жители содрали декор, или обшили сайдингом. А ведь это один из самых красивых стилей в мире.

К сожалению, деревянная архитектура исчезает быстрее, чем каменная. Она менее стойкая из-за пожаров и не только. Этим пользуются. Дело в том, что деревянные здания такой красоты строили меценаты, банкиры, владельцы заводов, фабрик, более или менее зажиточные люди. Возводились дома обычно в центре города, где земля очень дорогая, и сегодня используются любые поводы, чтобы снести дома и получить ее. Поэтому деревянная архитектура под угрозой исчезновения».

Наши меценаты ездили за границу и приглашали специалистов. У нас тоже были хорошие архитекторы. У меня есть своя версия появления модерна в Бузулуке. В 90-х года XIX века Бузулук сгорел дотла. В это время в городе жили архитекторы поляк Ян Адамсон и австриец Чедра, предполагаю, что именно они выполнили большинство проектов.

Чтобы горожане узнали о своей «жемчужине» и бережней относились к ней, ребята проводят концерты, выставки.  Этим летом должен состояться фестиваль волонтеров «Том Сойера» и людей, которые что-то бескорыстно делают. Как ни странно, говорит Анна, с готовностью помочь откликнулись многие местные предприниматели, и это несмотря на не очень большой финансовый оборот. Для продолжения проекта в Бузулуке нужна любая спонсорская помощь -  и не столько в деньгах, сколько в материалах - в кисточках, дереве, умениях и знаниях.  

Удивительно, почему Оренбург вслед за Бузулуком не подхватил идею. Ведь у нас целый архитектурный факультет, художественный колледж, столько студентов, идей! К тому же, здесь есть, над чем работать.  

«В Оренбурге деревянного модерна сохранилось меньше. Да и дерево здесь не было в ходу. Но присутствует шикарный каменный модерн. Однако больше всего ценители восхищаются от нашей сохранившейся традиционной национальной резьбы на воротах жилых домов. Они по крупинке остались. Их нужно восстанавливать. Но в первую очередь необходимо заняться усадьбой Тимашевых в Ташле. Она в плачевном состоянии - без слез не взглянешь. Все разрушается. Необходимо привлекать архитекторов и общественность. Необходимо сохранить память, нужно бороться за это, ибо без истории нет народа», - рассказала Ольга Чепурова.

Кстати, усадьба Тимашевых - памятник культуры. Сегодня государство разрешает волонтерам заниматься восстановлением памятников без вмешательства в конструкцию строений.

 «Том Сойер Фест» назвали в докладе ЮНЕСКО лучшим проектом сохранения окружающей культурной среды. Действительно, фестиваль не только спасает историческую среду, но и вселяет в нее новую жизнь. И еще, что немаловажно, воспитывает (не хуже военно-патриотических клубов) настоящих граждан и патриотов своей страны.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Как обезопасить ребенка от вреда компьютера?