Людмила Максимова 0 264

Людмила Максимова: «Счастливый билет № 13»

Если мы скажем, что студенческие времена - лучшие в жизни, нас обвинят в банальности и напыщенности. Но кто возразит, что эти годы самые смешные и веселые.

Анна Прибылова / АиФ

По простыням и канатам

Одна из первых ассоциаций с университетом и учебой, которая приходит на ум, - общежитие. Пожалуй, именно в нем происходит больше всего забавных ситуаций.

Хотя все движется вперед, и делаются капитальные ремонты, большинство общежитий как будто остались в 80-х годах. Выдают настоящее время только ноутбуки, мультиварки, а, порой, и сплит-системы.  В общежитиях остаются все те же крашеные стены, беленые потолки, общие кухни и тараканы (последние, порой, отступают). С кухонь доносятся запахи жаркого или блинов… Наевшись в первые семестры макарон и сосисок, понимаешь, что гастрономические возможности гораздо шире жареной картошки на сале. Студентки не забывают приглядывать за своими блюдами не только, чтобы не пригорело, но и не исчезло с плиты: у мальчишек вселенские родительские запасы заканчиваются в течение нескольких дней.  

На студенческой кухне можно и еду готовить, и учиться, и думать о жизни…
На студенческой кухне можно и еду готовить, и учиться, и думать о жизни… Фото: АиФ/ Людмила Максимова

Редкий студент заваривает нормальный чай. Обычно на это просто нет времени. Окунул в кружку пакетик недельной свежести, окрасил в слабо-желтоватый цвет, и пойдет, бросил ложку сахара… Стоп, на него не всегда есть деньги. Но можно занять у соседей, как и соль, яйца, муку, лук, или просто «бэпэшку» ( лапшу быстрого приготовления)… Наверное, в каждом общежитии можно найти того, кто так и собирает себе на ужин. Взял лапшу быстрого приготовления, консерву, и уха готова.

Раньше в общагах было больше братского духа. Игумен Варнава вспоминает, как вместе ели, не разделяя на свое и чужое, надевали одежду друг друга, не спрашивая. Можно было спокойно зайти в любую комнату и взять, что нужно. Что-то подобное еще осталось в общежитиях коридорного типа. В этом своя прелесть такой жизни. Предположим, собираешься на свидание или концерт, соседка тебе даст свои туфли, другая – платья, а третья – тени и серьги. И ты прекрасней всех.

Вот только вернуться нужно успеть вовремя – до 12, как в сказке про Золушку, иначе окажешься перед закрытыми дверями общежития. И это притом, что несколько лет назад чаяниями студенческого союза во всей России отменили комендантский час. В некоторых университетах свои правила: профсоюзы студентов якобы сами предлагают оставлять комендантский час во имя сохранения студенческого благочестия. Приходится в свои 25 лет доказывать, что ты имеешь право возвращаться домой после 12.00, показывая справку с работы.

Жизнь студента и весела, и тяжела. Особенно голова иногда…
Жизнь студента и весела, и тяжела. Особенно голова иногда… Фото: АиФ/ Людмила Максимова

Правда, с комендантским часом столько забавных историй, что его ради них можно и не отменять… Мой знакомый, бывший филфаковец рассказывал, как в пору его учебы, парни стащили со спортзала канат и поднимались по нему на балкон второго этажа общаги. Однажды ему уже ночью родственники привезли мешок картошки, вахтер пронести его не разрешил. Тогда Андрей перебросил с балкона канат, к которому привязали мешок, закрепить канат по свою сторону он не догадался, и когда мешок уже почти подняли, тот перевесил его, и Андрей полетел вниз. Шрамы до сих пор украшают его.

Кстати, по сей день Ромео по простыням поднимаются в общежития. Менее романтично настроенные парни подкупают охранников бутылкой пива или заговаривают зубы добрым вахтершам.

Счастливый билет

Микронаушники не стали панацеей на экзаменах. По-прежнему студенты делают шпоры. Сейчас их в основном закачивают на телефон – ничего изобретательного, никакого экстрима. В былые времена студенты, дождавшись, когда преподаватель уйдет перекурить или переговорить, передавали друг другу распечатанные шпаргалки. А мои знакомые однажды спрятали тетрадь с ответами в женской кабинке туалета, подложив ее под мусорное ведро. Так девчонки и выходили по очереди прочитать на всякий случай заветную тетрадку. Интересно, сколько она там пролежала после того экзамена?

Случаются вообще невероятные ситуации. В одной группе беременной студентке преподаватель поставила оценку «автоматом». Одногруппницы смекнули и решили прикинуться беременными, благо, было большая меховая шапка. По одной в кабинет заходили девушки с животом… Преподаватель удивлялась, но каждая получила «автомат». После экзамена учитель вышла из кабинета и увидела, что студентки стоят все стройненькие, и животов нет. Опешила, конечно, но паровоз ушел.

Все по-разному готовятся к экзаменам. Кто-то все дни штудирует литературу, а кто-то открывает вопросы накануне вечером. Один орет во всю глотку: «Халява приди», другой идет молиться в храм.

Тяжело в учение, зато легко на зачете!
Тяжело в учение, зато легко на зачете! Фото: АиФ/ Людмила Максимова

Для Юлии Кургановой лучшее воспоминание о студенческой поре как раз связано с сессиями: «У нас была замечательная группа! В обычные дни мы могли жить совершенно разными интересами, но сессия превращала нас в большой единый механизм, который шел напролом и вопреки всем трудностям. Ребята помогали друг другу, как могли, в том числе делились конспектами и вместе готовили ответы на экзамены. Но самой приятной нашей традицией стало совместное повторение ответов прямо перед экзаменом. Садились все вместе и прямо кто, что знал, друг другу рассказывал. Или задавали вопрос - кто знал, говорил. Благодаря этому даже те, кто не учил, сдавали успешно. И это однозначно осталось одним из лучших воспоминаний о наших студенческих годах!».

А студенты медакадемии занимают очередь на экзамен с вечера или утра накануне сдачи. Ночуют на лавках и на газонах. В свое время Наташе Разинкиной повезло: часа в три ночи ее пожалел сторож и запустил в корпус. Наталья спокойно заночевала в здании и на утро оказалась первой перед аудиторией…

Первая пара – самая безлюдная и тихая.
Первая пара – самая безлюдная и тихая. Фото: АиФ/ Людмила Максимова

Сколько чашек быстрорастворимого кофе выпивается за последнюю ночь перед экзаменом! Мне практически никогда не хватало времени… Засыпал город, потом вместе с оголтелым чириканьем птиц просыпался, а я все сидела над лекциями.

…Я вышла пораньше, но пока закрывала зонт, не успела запрыгнуть в первый автобус. В итоге приехала в университет за десять минут до экзамена: все последние парты в аудитории уже заняли – не списать. А я мало чего помню из философии, и очень стыдно перед преподавателем. Занимаю первую парту. Первая вытягиваю билет № 13. Вчитываюсь: «1. У вас счастливый билет. 2. Вы получаете «пять» и можете радоваться!» Я не поверила своим глазам. Преподаватель разъяснил. Группа в шоке. А я счастлива!

Такой же билет попался студенту из другой группы. Он распорядился своим счастьем иначе. Накануне у его девушки умер попугай, девчонке никакая философия в голову не шла… И парнишка подарил ей свой билет. Растроганный преподаватель оценил поступок и поставил ему «пятерку» тоже.

Про сон

Я никогда раньше не жаждала сна, как во время учебы в университете. Признаюсь, иногда дремали на парах, а храп некоторых иногда даже заглушал преподавателя.

Вот такую историю про сон со времен студенчества в Троице-Сергиевой лавре нам рассказал отец Максим Бражников:

«Неподалеку от нашего монастыря, в стенах которого находилась семинария, протекала Москва-река. По ней ходили баржи и малые теплоходы. Берега ее были дикие и заросшие травой, но неподалеку была песчаная отмель. Порой было очень приятно прийти на эту отмель после трудового дня и посозерцать.
Однажды, пока у нашего курса было «окно», я решил зайти на пару по латыни к первому курсу. Латынь наш поток сдал давно, а я иногда приходил к другим потокам послушать уроки, чтобы не растерять практику. И вот сижу я на задней парте, что-то пишу, слушаю рассеянно лекцию, и тут меня начинает клонить в сон.

Внезапно мне снится, что я иду на берег Москва-реки, а там, вместо зарослей и маленькой отмели - песчаные горы, а сама река превратилась в море, и на улице уже не ранняя осень, а самая что ни на есть летняя жара, и вот я уже вижу моих друзей, которые радостно зовут меня к себе. И я взбегаю на одну из песчаных круч и кричу во все горло: «КААААЙФ!» И все бы ничего, да только угораздило меня заснуть как раз в тот момент, когда преподаватель начал читать творение латинского классика Проперция «О море». И когда в конце он обратился к аудитории со словами «Ну, что думаете?», с задней парты раздался мой приглушенный рев во сне «Каааайф!!».

 О чем мечтают студенты? О сне!
О чем мечтают студенты? О сне! Фото: АиФ/ Людмила Максимова

Мы с одногруппниками записывали все случающиеся  с нами хохмы. Две из них как раз про сон и опоздания:

«И.В.Савельзон: Катя, почему Вас не было прошлый раз?
Катя: Игорь Вильямович, я всегда собираюсь, но мой организм не может проснуться к первой паре!
И.В. Вот сколько работаю, первый раз слышу такое. То есть, Вы-то сами не против, но вот организм... Да-а.. Взять бы розгу и поговорить с вашим организмом.
Заходит Диляра.
И.В.: Диляра, Вы сегодня с нами?
Диля: Да.
И.В.: А организм?
Диля: Тоже…
И.В.: То есть, Вы с организмом сегодня здесь. Замечательно!

Опять же на паре Савельзона:
И.В.: Катя, Вас почему не было на прошлом занятии?
Катя: Я проспала.
И.В.: Угу... Ну что ж.. Жаль. Вера, а Вас почему не было?
Вера: Проспала.
И.В.: Что-то вы уже повторяться начали, коллеги.
Вера: Я правда проспала!
И.В.: Скоро это уже станет уважительной причиной. «Да Вы что? Я проспала!»».

Гладиаторы и мастодонты

Наверное, самые колоритные воспоминания студентов связаны с их преподавателями. Мы на нашем филфаке все-таки не отправились «курить бамбук» и не стали «Шариковыми», но многие из нас стали мальчиками и «девочками с репутацией»…

Наш замечательный историк, выдающийся краевед, Владимир Геннадьевич Семенов присваивал звание «девочка (или мальчик) с репутацией» тем, кто вносил вклад в его коллекцию дореволюционных фотографий. Допустим, Нина принесла снимок, тогда Владимир Геннадьевич говорил: «Нина Владимировна, девочка с репутацией! Когда она едет домой, все радостно ее встречают, детки выбегают на улицу, хозяюшки потчуют». В ином случае он разражался другой речью: «Диляра – девочка без репутации. Когда она едет домой, с улицы собаки убегают, детей домой мамки загоняют, окна-двери закрывают». Мы обожали Владимира Геннадьевича. В конце семестра он смотрел, чтобы у всех были все лекции, а кто пропустил, должен был переписать. Если на зачете обнаруживалось, что у кого-то пропущена лекция, этот человек записывал в тетрадке под диктовку Владимира Геннадьевича: «Обещаюсь переписать лекцию, в противном случае со мной не будут дружить мальчики». Некоторые давали свои обещания, вспоминает Дарья Крайнова: «Я пообещала ему, что у меня не будет мотоцикла, пока я не перепишу конспект. Кто-то обещал, что не выйдет замуж. Лекции так и не переписали. Прошло два года, а у меня нет мотоцикла, а у одногруппницы – мужа». Эта девчонка, кстати, периодически спохватывается и просит у меня переписать лекции. А я тетрадочку храню: вдруг, кому пригодится.

Девочки
Девочки "с репутациями" Фото: АиФ/ Людмила Максимова

Приведу еще пару историй от отца Максима Бражникова:

«Сдача церковнославянского в Московской духовной академии. Аорист - кличка преподавателя А. Матвеева. Аорист - это просто кладезь афоризмов и историй! Легендарная личность... Помню, как-то раз на уроке церковнославянского языка отвечающий у доски семинарист не смог ничего сказать, ему в подмогу был вызван другой брат, с ним та же история... В результате, когда наконец-то был получен правильный ответ, 80% всего класса стояла в недоумении у доски! И Аорист заставил сих незадачливых старцев мычать по его команде.


Аорист: «Начали!» - взмах рукой, толпа семинаристов: «Му-у-у-у!..». Аорист: «Не-ет, вяло, вяло... Давайте-ка еще раз!», - взмах рукой, семинаристы: «МмМммуууУУуУУууууу!».

«Одним из выдающихся преподавателей в нашей семинарии был и является протоиерей Валентин Тимаков. Человек-легенда, интеллектуал высшего эшелона, умнейший человек и потомственный священнослужитель. Он вел у нас основное богословие - предмет, задача которого прояснить нюансы христианского бытия в современном мире. Все лекции о. Тимакова слушались на одном дыхании, а иначе было нельзя, и вот почему.
Он всегда читал лекции без конспекта, наизусть воспроизводя цитаты из трудов и афоризмов мировых ученых, святых отцов. Вести конспект, или нет - до определенного момента это было неважно. Но однажды необходимо было определиться - если Тимаков видел, что студент начинает клевать носом или же смотрит в несуществующее пространство достаточно долго, он немедленно поднимал его и давал задание: немедленно воспроизвести все, о чем говорил преподаватель в течение последних пяти минут. 
- Первая двойка у тебя уже стоит, парень! - и он рисовал оценку в журнале. - Ну! Давай! Давай, говори! Молчишь? Вторая двойка! Говори, быстро!!
И если студент начинал собирать мозг в подобие кубика Рубика и начинал с горем пополам отвечать, хоть и не во всех деталях верно, он попадал в разряд «гладиаторов» - в терминологии Тимакова это учащийся, который усиленно ведет бои с самим собой за понимание. Те же, кто не удосужится спасти себя и получит за одну лекцию больше пяти оценок «2», назывались «мастодонтами» - людьми, не желающими ничего, но сидящими с таким видом, будто в голове у них большая советская энциклопедия с Брокгаузом и Ефроном вместе.

«Мы все учились чему-нибудь и как-нибудь»
«Мы все учились чему-нибудь и как-нибудь» Фото: АиФ/ Людмила Максимова

Лекции о. Валентина были чрезвычайно эмоциональными. Он произносил слова металлическим голосом, не допускающим возражений. Перемещался по аудитории, заложив руки за спину. В минуты мучения очередного гладиатора с блеском в глазах он открывал принесенную специально для него «Бон Акву» с газом, и, хищно вглядываясь в лицо мучимого, с наслаждением пил воду.

Однажды ребята со 2 курса эту бутылку специально встряхнули посильнее, чтобы посмотреть на реакцию преподавателя. И случилось так, что Тимаков, рассказывая о соотношении психиатрии и духовничества, разошелся не на шутку и в самый кульминационный момент резко рванул пробку на бутылке газировки. 
Шипящая минералка брызнула что было сил на его черную шелковую рясу и студентов, сидящих рядом. Тимаков, явно остудившись, только удовлетворенно громко крякнул:
- Промочил!...ррепутацию!».

Затопило туалет?

… И еще последняя сумасшедшая история от батюшки Максима, тоже колоритная, но с огоньком:

«Два года назад, в пору моей учебы в одной из семинарий, мы с товарищем были приглашены на спевку в позднее вечернее время к регенту в гости. Регент наш был молодой монах, жил от студентов отдельно, а Рождество было уже близко, и надо было выучить несколько новых вещей хотя бы втроем.
В итоге, собрались, попели. Потом о.Антоний* достал конфеты, стали пить чай. Сидим себе, пьем, о музыке беседуем, и вдруг - стук в дверь.
А надо сказать, что монашеский гостиничный корпус был запретным для студентов местом. Вход туда был противопоказан категорически и монахам, нарушавшим это табу, изрядно доставалось на орехи. И, следовательно, в двери к Анатонию стучится явно не студент, а кто-то из братии. Тихим, но ясным жестом хозяин указал нам на санузел, в который мы на цыпочках и шмыгнули, к сожалению, не сильно захлопнув дверь..

А в келью зашел великий и ужасный иеромонах  о.Семион**. Инспектор семинарии люто ненавидел меня и Славика, с которым нас соединила судьба нависать над одним унитазом за плохо прикрытой дверью.
Дальнейшее развитие событий напоминало приключения Тома Сойера. Помните, как им с Геком пришлось прятаться в старом доме от индейца Джо и его товарища? Так вот что-то такое сейчас происходило с нами. Выглядело это так: два худосочных чела в подрясниках стоят друг напротив друга с остекленелыми глазами, а между ними внизу - унитаз.

О. Семион тем временем сел на стул и начал что-то говорить Антонию, который в свою очередь усердно изображал слушателя. Слушать Семиона - дело крайне утомительное, поскольку он всегда мееееедленно-премееедленно растягивал слова и фразы, а если прибавить к этому неповторимое владение отсутствием дикции, можно себе представить, что это был за кошмар:
- Ты знаешь.... - доносилось до нас, - я решил назначить тебя моим помощником..Ребята, которые мне подчиняются, не оправдывают своего статуса...Ты  подумай....Может, согласится...


Тем временем Славик попытался отставить назад ногу в кирзовом сапоге и случайно задел пяткой какой-то таз. Раздался оглушительный грохот. Семион прервал свою речь и уставился на дверь.
- Что это у тебя чам? Затопило туалет?
О. Антоний громко закашлялся и потом сказал нервно:
- Да... что-то с трубами не так уже второй день. - И с этими словами он метнулся к шкафу, на крючке которого висела ряса, снял ее и стал одевать на себя.
- Отец Семион, я подумаю над вашим предложением. А сейчас идемте на молитвы, через пять минут вечернее правило. 
Семион отстраненно уставился на часы на стене.
- Угу, пора бы...(Полный восторг в туалете) Вот что. Разреши, я в туалет схожу у тебя? (Тихий ужас в туалете).
Мы готовы были просто умереть на месте. Но Антоний ответил настолько решительно, что я, кажется, понимаю, почему он помощником инспектора так и не сделался:
- Отец Семион, у каждого из нас есть свой санузел, вы живете от меня в двух шагах. Идите к себе!
- Но я...
- Нет, нет, батюшка, никаких «но»! Я ухожу и келью закрываю - с этими словами о. Антоний надел на голову скуфью и демонстративно снял с полки ключ.
Семион бросил полный сожаления взгляд на полузакрытую дверь ванной, грузно поднялся со стула, на котором сидел и вышел из комнаты. Перед тем как уйти, он обернулся и обратился к Афанасию:
- Ты бы, отче, подрясники свои над туалетом не вешал... Святая же одежда...
И покинул келью.
Через пять минут трое студентов весело прыгали по снегу по дороге на молитвы. А о. Семион на них так и не пришел...»

*, ** - имена изменены.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. Кто получит «Оренбургскую лиру»?
  2. Как стать участником «Тотального диктанта 2017»?
  3. Когда будет «Час Земли»?