Александр Исковский 0 1134

Истинно малая Родина. Как в Оренбуржье появлялись села и деревни?

Все материалы сюжета Записки краеведа

Краткая история села Васильевка Оренбургского уезда ( Оренбургского района) на реке Янгиз.

Васильевка 1970-х годов.
Васильевка 1970-х годов. © / Александр Исковский / Из личного архива

Среди сёл и деревень Оренбургского уезда, ныне района, существуют небольшие, вдали от дорог, малоизвестные и ничем не примечательные. Село Васильевка, расположенное на берегу реки Янгиз, именно такое: удаленное, почти забытое, незаметное в истории Оренбургской губернии.

О подобных селах нет публикаций, краеведы упоминают о них вскользь. Тем не менее, Васильевка в Оренбургском районе Оренбургской области существует до сих пор, там живут люди, в местной школе организован небольшой музей, посвященный истории села.

К истокам

На оренбургской земле деревня Васильевка (на реке Янгиз) появилась в 1838 г., первыми поселенцами стали 398 государственных крестьян Тамбовской губернии Кирсановского уезда из разных сёл и деревень. Место для новой деревни выбрано на левом берегу реки Янгиз, правом притоке реки Сакмара. «Янгиз» - слово башкирское, означает «одинокий», из-за отсутствия впадающих в реку ручьев и речушек.

Кирсановский уезд Тамбовской губернии. 1790 год.
Кирсановский уезд Тамбовской губернии. 1790 год. Фото: Из личного архива/ Александр Исковский

Через 12 лет в сельцо Васильевка причислились 122 крестьянина из Гавриловки Кирсановского уезда Тамбовской губернии, а ещё через три года, еще шесть крестьянских семей. В последующие годы в село прибывали на жительство крестьяне Тамбовской, Костромской, Тверской, Рязанской губерний, однако их число было незначительным.

Карта Кирсановского уезда Тамбовской губернии.
Карта Кирсановского уезда Тамбовской губернии. 1903 год. Фото: Из личного архива/ Александр Исковский

Название деревни «Васильевское» русское, в основе имеет христианское имя Василий. Это свидетельствует о проживании в нем крестьян восточно-славянского происхождения. Рядом с Васильевкой расположена Ивановка, заселенная, вероятно, одновременно или несколько позже. В архивных делах прямых свидетельств о причинах названия деревни Васильевкой нет. Сельские, «васильевские» краеведы считают, что название дано по имени крестьянина Василия, основавшего деревню. Такая же версия существует в отношении названия Ивановки. Это мнение неверно и вот почему. Традиционно «вновь заведенная» деревня получала название по фамилии «ссадчика», помещика-владельца, храмовому празднику, местным гидро- и топонимическим признакам. В образовании названия важен и сословный состав переселенцев. Часть крестьян-поселенцев деревни Васильевки в прошлом были помещичьими, другие – дворцовыми, иными словами, крепостными. Они назвали новое место жительства Васильевкой по силе традиции, из деревни с таким названием переселенцев было больше, чем из других, Гавриловки и Ивановки.

На карте Кирсановского уезда село Гавриловка, деревни Ивановка, Васильевка расположены неподалеку друг от друга на реке Ира. Так и в Оренбургском уезде деревни Васильевка и Ивановка расположились рядом, по силе крестьянского мышления и уклада быта.

Обычная причина переселения в Оренбургскую губернию в начале 19 века выражалась одним словом «малоземелье», иными словами нехватка земельных угодий для ведения хозяйства. По статистическим сведениям, до 1850 года в Кирсановском уезде Тамбовской губернии средняя площадь земельного надела у крестьян была 5-5,5 десятин. Тем не менее, это не может быть основным фактором переселения, поскольку крестьяне были помещичьими и не могли самостоятельно принимать решение о перемене места жительства.

В Оренбургском уезде с северо-восточной стороны деревню Васильевка окружала холмистая местность, неудобная для земледелия. Лишь с другого, правого берега Янгиза земли были пригодными, которыми с 1815 года пользовались сакмарские казаки Уральского войска.

Причины переселения крестьян сел Васильевка и Гавриловки, деревни Ивановки Тамбовской губернии в Оренбургский уезд кроются в истории мест прежнего проживания.

Дремучие леса Тамбовщины

Тамбовские земли в IX-X веках были глухой пограничной окраиной Русского государства, пространство занимали дремучие леса. Большая часть населения состояла из мордвы, мещеры, буртасов, мери, веси, муромы, черемисов.

Русские поселения были малолюдны и разбросаны по рекам. Коренное население в 12 веке покорилось рязанскими князьями. Активно проводилась христианизация язычников. В 14 веке тамбовскими землями прошли конницы Мамая, уничтожив население и деревни. В 15 веке тамбовское «дикое поле» вновь заселилось, в основном «служилым людом». В 16 веке по берегам крупных тамбовских рек поселились выходцы из Крыма, часть из них были «полоняники», т.е. пленные разных национальностей, впоследствии взятых на солдатскую службу и «обрусевшие». В 1552 году основан Шацк, в 1636 году заложены крупные города-крепости Тамбов, Козлов.

Оживленное развитие и заселение Тамбовского края относится к времени царя Михаила Федоровича. Появилось много укрепленных поселений пушкарей, солдат, рейтаров, стрельцов. «И Государь Царь…указал для сбережения от татарские войны меж Воронежских и Ценских верхов на Урланове Городище, или где пригодное… поставить город (прим. – город Козлов, 1636 г.), а для городового сбережения указал Государь …быти ратным людям из Переславля Рязанского.. с Михайлова… из Пронска..из Рясково..с Сапожка.. с Воронежа, Лебедяни, Ельца и Шацково..».

Фото: Commons.wikimedia.org

За службу государю «служилые»получали земельные наделы, становились помещиками и «заводили» вотчины. В деревни переселяли купленных крестьян, т.н. «переведенцы» из других мест Русского царства. Состав служилого населения постоянно менялся, «и всем тем служилым людям служити конную и пешую службу беспрестани переменяясь…».

В 17 веке Тамбовский край прослыл «воровским», по значительному количеству беглых людей скрывающихся в лесах и занимавшихся разбоем.

К началу 19 века число беглых людей на территории Тамбовской губернии увеличилось. Разбои на дороге приобрели массовый характер. «Из убогих деревень наших, под влиянием разнообразных условий, бежали взрослые, старики и дети – целыми десятками семей. Они направлялись преимущественно в Саратовские и Астраханские степи, в Аккерманский, Оренбургский и Бузулукский уезды» - писал в «Очерках из истории Тамбовского края» в 1883 году председатель ТУАК И.И. Дурасов.

 «Дворцовыми» села стали по причине обнищания помещиков-владельцев, заложивших крестьян «в казну» и не сумевших впоследствии выкупить их обратно. Государственные подати, т.е. налоги, крестьяне платили т.н. «двору», иными словами в Императорскую казну, оставаясь по сути крепостными.

Отхожий промысел

Крестьяне сел Гавриловки, Васильевки и деревни Ивановки Кирсановского уезда переселены в Оренбургский уезд в качестве рабочей силы на рудники и заводы, что подтверждается записями метрических книг с формулировкой «крестьянин завода». Мужчины-крестьяне занимались т.н. «отхожим промыслом» - работали на заводах, пожилые мужчины и женщины вели «натуральное хозяйство», занимались земледелием. К тому же сословие «дворцовый », позже изменившееся на «государственный», не позволяло самим крестьянам выбирать место переселение, что объясняет невыгодное, неудобное для землепашества расположение Васильевки.

По прибытию в Оренбургский уезд крестьяне работали на Каргалинском, Покровском, Верхотурском рудниках и заводах Усольском, Воскресенском, Архангельском, Благовещенском.

Заводская деятельность определяла активное перемещение по территории уезда, это фиксируют записи метрических книг Покровской церкви села Васильевское, где значатся крестьяне и мещане разных губерний : Оренбургской (Стерлитамакского, Мензелинского, Оренбургского, Уфимского уездов), Орловской, Тамбовской (Кирсановского, Тамбовского, Моршанского уездов), Тульской, Костромской, Воронежской, Тверской (с.Святое и пр., Асташевского уезда).

Река Янгиз у села Васильевка.
Река Янгиз у села Васильевка. Фото: Из личного архива/ Александр Исковский

В Покровской церкви в разные годы регистрированы рождения и браки жителей близлежащих к Васильевке хуторов Орловский, Петропавловский, деревень Ивановки, Дмитриевки, Новотроицкого, сел Белозерки, Булановки, Оренбурга, Орска (1874 г.), Мензелинска,  Стерлитамака. Среди прочих «крестьянских» записей встречаются необычные: в сентябре 1902 г. отмечен брак крестьянина Воскресенского завода Н.Ракитина с девицей Анной, дочерью Саксонского податного француза Моршуа Ридель; в апреле 1906 г. в брак вступили крестьянин Преображенского завода Иван Микозин с девицей Ольгой Лейнкауф, дочерью польского ссыльного из села Богородское, поручителями «по невесте», т.е. свидетелями, записаны братья Ольги крестьяне Романовской волости Александр и Павел Лейнекауф, а «по жениху» крестьяне Усольского и Верхотурского заводов.

В первые годы жительства васильевские крестьяне заключали браки «внутри» своего сельского общества. После 1861 года, обзаведясь хозяйством, уже принимали в жены крестьянок других сел и деревень.

Переселенцы поддерживали связи с родственниками из Тамбовской губернии, о чем свидетельствуют записи о браках - неоднократно васильевские женихи брали в жены девиц с прежнего места жительства, такие браки характерны в первые два десятилетия проживания в Васильевке.

О событиях первых лет жительства «васильевцев» в Оренбургской губернии известно крайне мало. Так, в ревизии по с.Васильевка за 1850 год сделана запись «в 1838 г. переселенец Семен Кондратьев Попов 22 лет сослан на поселение в Сибирь», причина ссылки не указана.

Деревня Васильевка развивалась неспешно. В 1846 году в ней было 135 дворов, т.е. хозяйств, 5 дворов (11 мужчин, 31 женщина) принадлежали отставным солдатам, государственным крестьянам  - 130 (622 мужчины и 567 женщины), жителей 1231 человек.

Все дворы (дома) выстроились вдоль одной улицы вдоль берега р.Янгиз, что традиционно практически для всех русских поселений.

В 1847 году в Васильевка было 6 дворов «отставных солдат» и 149 крестьянских. Число жителей достигло 1330 человек.

В 1848 году в Васильевке 7 дворов отставных солдат, хозяйств государственных крестьян увеличилось до 155 дворов, жителей 1322 человек.

В 1850 году Васильевка Оренбургского уезда входила в состав Булановского сельского общества Белозерской волости. По ревизии 1850 года в с.Васильевка проживало 1321 человек.

На 1887 г. в Васильевке Дмитриевской волости находилось: дворов 360, жителей 2489,  м.п. 1226, ж.п. 1263, женатых 906, вдовых 42, холостых (с 18 лет) 97, замужних 922, вдов 46, девиц (с 16 лет) 98, мальчиков (до 18 лет) 181, девочек (до 16 лет) 197. Православные – 2489 человек. Русские – все. Крестьяне  - 2213 человек, бессрочно-отпускных солдат 49, отставных солдат 32, жен и детей солдатских 195. В хозяйствах насчитывалось: лошадей 911, коров 256, овец 2700, свиней 170, всего скота 5001 голов. В селе было 2 «частных» маслобойных завода. Крестьяне засеяли 332 десятины под «хлеб» (рожь, пшеница, ячмень), а также просо, гречиху, лен, коноплю, овес, горох, картофель. В селе проживали нищие 24 человека (11 м.п., 13 ж.п.), слепых 1 м.п., слабоумных 1 м.п. Волостным старшиной был в то время крестьянин Кожемякин, сельским старостой Рыбин, писарь – запасной унтер-офицер Матвей Колбинцев.

О тайнах фамилий

Первый план межевания земель села Васильевки составлен в 1853 г., к этому времени относится план отвода церковных земель того же села.

Межевание земель села Васильевка проводилось и в 1855 г. в связи с покупкой у башкир земель под рудники помещиками «московским имянитым гражданином Гусятниковым», графиней Ловаль, г-ном Пашковым.

К концу 19 века установились «уличные», бытовые названия окраин села Васильевка: Оторванка, Жуковка, Чундыколка. Происхождение этих названий  неясно, лишь «Оторвановка» встречается повсеместно, обозначающее отдаленное расположение дворов, чаще всего в отношении расстояния к церкви или торговой площади.

Старая торговая лавка.
Старая торговая лавка. Фото: Из личного архива/ Александр Исковский

Принимая во внимание исторические обстоятельства проживания крестьян на территории Тамбовской губернии, соседство с Пензенской, Саратовской губерниями, наличие помещичьих вотчин и перемещение крестьян на жительство из центральных районов Российского государства, фамилии Гавриловки, Васильевки, Ивановки приобрели устойчивое географическое распространение. Именно поэтому анализ фамилий жителей Васильевка интересен с исторической точки зрения и позволяет «увидеть» их прошлое, процесс «обрусения» разных по происхождению групп крестьян.

Сам факт наличия фамилий у крестьян свидетельствует о раннем их появлении.

Так,  традиционных христианских фамилий меньше, нежели прозвищных , единичные имеют «украинское» происхождение. Следовательно, носители «прозвищных» фамилий имеют происхождение более «старинное».

На момент переселения у «васильевских» крестьян было 63-и фамилии: Антропов (от искаженного имени Евтроп, с заменой Е на А, добавлением «н»), Ахватов (прозв., возможно, в значении «упрямый»), Белугин, Блинов (старорусск., от некрестильного имени Блин, в значении оберега от бедности и голода, упомин. в 1605 г. Кромский казак Федька Блинов воеводы кн. Никиты Романовича Трубецкого), Плужников (упом. в 1589 г. по Тульскому наместничеству, в 1848 одна семья из с.Васильевки перешла в д.Покровку), Ведениктов (искаж., от лат.имени «Benedictus»; вероятно, фамилия дана по принадлежности помещику Венедиктову в связи с переселением), Вонявкин (прозв.), Горин (умен.форма имени Герасим - Горя, с суффиксом - ин), Греков (упом. в 1624 г. в г.Мценск), Данилов (патроним., от библ.имени «Даниил»), Ежо(е)в (в значении «неудобный, колючий человек»), Жмурин (прозв., от ругательного «жмура», здесь – ребенок «гулящей женщины»), Загуменников (от «гумно», здесь – ленивый человек),

Зимин, Исаев (от канон. имени Исайя), Карташов (прозв.), Клемин, Колбунцов,

Колпаков (от народного прозвища «колпак» - простак, недалекий человек), Комов,

Копылов (прозв., укр., болгарск. «копылок», «копеле» - сапожная колодка, незаконнорожденный, здесь – неродной сын; вероятно, «географическая» фамилия, т.к. в Писцовых книгах Лебедянского уезда в 1625 г. упоминатся деревня Копыле на реке с тем же названием, откуда впоследствии они могли быть переселены), Копырулин,

Королев (слово «король» производное от “Carlus”, здесь - как лучший в своем деле), Малафеев, Кузнецов (по ремеслу), Кулан(ш)ин, Кучурин (прозв., в значении «кудрявый»), Лапин, Лин(ь)ков (украин., от старорусск. имени Калина, уменьш.форма - Линко), Медведев (от древнерусского имени Медведь), Меринов (прозв.), Минаев (от народного имени «Минай», «Мина», от слова «минеи»- церковные книги с текстами богослужений), Морозов (прозв., фамилия известна с 1577 г.), Мутасов (тюрск., из крещ.татар, в 1849 г. перешли в казаки), Небольсин (прозв. «Небольша» т.е. младший, упоминается как служилый человек в писцовых книгах первой половины 17 в. в округе земельТархан и Канобеево боярина Льва Нарышкина), Недолжин, Нестеров (от библ. имени Нестор), Носаев, Овчинников (по деятельности, делал овчины), Першин (украин., в значении «первый сын»), Платонов, По(д)кидышев (прозв., в 1849 г. перешли в казаки, вероятно далекий предок был записан как «подкидыш»), Подкопаев (прозв.),

Полухин (прозв., видимо от «полушка» или как внешний дефект «пол-уха»), Попов (от старорусского нецерковного имени Поп, в значении «отцов сын»), Корабельников («рекрутская» фамилия, вероятно «сухопутный» предок служил на флоте), Проваторов (прозв.), Пятов (прозв., в значении «пятый сын», упоминается в 1629 г. крещенный мордвин «Арзамаского уезда д.Кельдюшева Чалетка Пятов», семья в 1849 г. зачислена в казаки и выселилась из Васильевки), Разборов (прозв., здесь - придирчивый, или по занятию на мельнице), Рыбин (прозв., «молчаливый человек»), Самойлов (от библ. имени Самуил), Сапелкин (от слова «сапа», здесь - тихий, незаметный человек),

Селезнев (происхождение неясно), Семикин (в значении «седьмой ребенок»),

Синегубов (прозв., от «синия губа»), Скопинцов (часть семьи в 1849 г. перешла в казаки), Соколов (прозв., «удачливый, меткий охотник», «соколом» называли молодого красивого парня), Спицын (прозв., в значении «высокий, худой» или по занятию, месту жительства,фамилия известна с 17 в.), Степанов (от имени «Стефан»), Толкачев (прозв., упоминается в 1630 г.), Черяпин (прозв., искаженное, здесь – «лысый человек»),

Шаврин (прозв., искаж., донск., тульск. говор - «шаверь, шаверень» - мелочь, дрянь; новгор. «шавань» - сброд, обманщик; одна семья в 1849 году зачислена в казаки и выселилась), Шпынев (др.русск. «шнынь» - балагур, шут, насмешник), Шипинев (прозв., север. говор, «шип» - заноза), Шувалов.

Прозвища «Подкопай» и «Провотор» старинные, некрестильные имена, сохранились после христианизации Руси. Известна челобитная Провотора Подкопаева, определенного на службу в г.Оскол, датируемая 1621 г.: «Бил челом Оскольского городу жилой казак Провоторка Подкапаев Перфильева приказа Дворянинова, а в челобитной писал: «прислано на Осколе после Литовского разорения….» (Акты Московского государства 1571-1634 г.г., т.1  М., 1890 г., запись №136, стр.163).

Состав фамилий крестьян с.Васильевка практически не менялся до конца 19 века.

Из храма – в склад

С момента поселения до начала строительства церкви жители деревни Васильевка с «религиозными требами» обращались в церковь с.Булановка.

По своему «почину» крестьяне ходили в церкви Оренбурга за 60 верст.

В 1846 году стараниями крестьян в д.Васильевка началось строительство церковного здания, деревня стала именоваться «сельцо». Церковь и колокольня строились из дерева на средства жителей, каменное здание выстроено не было, крестьяне не имели на то достаточного капитала. Однопрестольная церковь во имя Покрова прсвт.Богородицы освящена в 1846 году. Службы проводились с первых дней существования церкви. В том же году в сельцо Васильевка определен 22-летний священник Алексей Парминов(ич) Добровидов, сын дьякона с.Спасского Оренбургского уезда, с окладом «на весь причт 150 рублей серебром в год». Через 2 года священнику и дьячку приходскими жителями выстроены деревянные дома без надворных построек.

К 1871 году здание Покровской церкви обветшало и обновлено на средства местных жителей. Церковные службы в Васильевке, как деятельность священников, прекратились в 1932 г. По воспоминаниям жителей, последний иерей В.П. Утехин закрыл двери церкви, перекрестился и уехал из села с семьей. Здание церкви запустело, колокола были сняты, с 1935 года в храме хранили зерно.

Фото: Из личного архива/ Александр Исковский

В 1945 году верующие Васильевки просили исполком Белозерского района разрешить открыть церковь и возобновить службы. Разрешение не было получено, 19 февраля 1945 года был составлен акт технического состояния и здание признано ветхим. После войны,  в 1948 году, церковь разобрали  на бревна, часть стройматериалов использовали для строительства больницы села Булановка. На опустевшем месте построен гараж, затем маслобойный цех. Внутри церковной ограды разрушены захоронения священников и памятники, жители использовали бревна и камни на свои нужды.

На месте, где ранее находилась церковь, в 1985 году по инициативе председателя колхоза Кромского А.С. и профсоюзного работника Аймашевой Н.Ф. устроен обелиск памяти павшим в Великой Отечественной войне.

С 1870-х годов в Васильевке существовала церковно-приходская школа. Местный священник преподавал закон Божий и начала церковно-славянской грамоты. Сельская школа, по сведениям жителей, была открыта с 1895 г. Известно, что в 1909 г. учителем Васильевской сельской школы  был Спиридон Иоаннов Каллистратов, он жил с семьей в доме при школе.

На план окрестностей села нанесены ныне забытые названия местных «народных» ориентиров: Гурченкова лощина, Ванюхин овраг, Филиппова шишка, Федорова лощина, Юзеевский овраг.
На план окрестностей села нанесены ныне забытые названия местных «народных» ориентиров: Гурченкова лощина, Ванюхин овраг, Филиппова шишка, Федорова лощина, Юзеевский овраг. Фото: Из личного архива/ Александр Исковский

Значительных событий в селе Васильевка до 1917-18 г.г. не происходило, если не упоминать важные для земледельцев годы неурожаев, засух, пожаров. Крестьяне вели спокойную, размеренную жизнь, смысл которой сводился к значению «выжить». Большинство сельчан жили скромно, если не сказать бедно. Земледелие не приносило доходов, урожая хватало лишь на семью. Огородничеством «васильевцы» практически не занимались, не было такой традиции в селе. Посевы капусты, огурцов, картофеля, конопли и пшеницы  оставались незначительными, из расчета потребности семьи.

При любой возможности многие жители покидали село Васильевка, что на реке Янгиз. Очень интересны судьбы некоторых жителей села.

История в лицах

В 1910 году покинул  Васильевку старейший житель - крестьянин Михаил Антонов(ич) Греков, он умер «от дряхлости» в возрасте «100 лет», так записано в метрической книге. В действительности же он родился в 1823 г., что указано в ревизии, написанной не со слов, как в метрике, а на основании документов, иными словами на момент смерти ему было 87 лет. Отец Михаила, Антон Греков, родился в 1800 г., что, вероятно, создало путаницу в датировке возраста.

В Оренбург, в начале 1900-х годов, выехала семья крестьянина Константина Дементьевича Нестерова. Сын Константина, Андрей, «попал в историю» в связи с принадлежностью к партии РСДРП. Уроженец Васильевки, согласно записи Покровской церкви, А.К. Нестеров родился 15 августа 1887 года (ст.ст.). Окончив 5 классов оренбургского реального училища служил конторщиком и постоянно проживал в Оренбурге в доме отца по Новгородской улице (№1253), был записан в мещане. Там же проживала его мать Гликерия (Лукерья) Лактионовна, братья Николай, Максим, Владимир, Константин. Сестра А.Нестерова, Александра, состояла в браке с кондитером Степаненко, жила в Оренбурге отдельно у мужа. Ранее, в 1908 г., А.Нестеров находился 4 месяца под следствием по делу о принадлежности к РСДРП и СР.

В 1910 году оренбургский полицеймейстер Бабич приступил к ликвидации оренбургской группы РСДРП, начались аресты. Начальник Оренбургского жандармского управления под грифом «Секретно» направил приставу 4-ой части Оренбурга ордер на производство обыска 12 сентября 1910 г. в 12 ч. ночи «руководствуясь §29 Положения о мерах к охранению Государственного порядка и общественного спокойствия, в помещении и вещах мещанина Оренбурга Андрея Константиновича Нестерова». Обыск проводился в доме отца, К.Д.Нестерова. Вещественные доказательства, такие как переписка, фотографии, печатные издания, кроме дозволенных, подлежали изъятию. В ордере особо отмечалось: «Андрей Нестеров подлежит безусловному аресту».

Протокол обыска помечен 19 сентября 1910 г. Полицейский надзиратель Браславец в 2 часа ночи произвел обыск по указанному адресу. В квартире крестьянина с.Васильевка Дмитриевской волости Оренбургского уезда А.Нестерова 23 лет в его присутствии и понятых городовых 2-ой части К.Горошина и И.Каверина были обнаружены книга «Рабочий ежегодник» со статьей Каутского, фрагмент «какого-то воззвания», 7 фотографических карточек, паспорт №405 на имя отца Константина Нестерова. Ничего иного, «недозволенного», в квартире не оказалось.

А.К. Нестеров был задержан и помещен 15 сентября 1910 г. в Беловскую тюрьму.

Из заключения А.К. Нестеров был выпущен 17 сентября 1910 г. «без всяких для него последствий в дальнейшем» за подписью полковника Бабича, который признал его «неактивным участником местной группы РСДРП».

Село Васильевка известно как родина героя СССР Григория Матвеевича Линькова (1899-1961 г.г.). Линьков Г.М. родился в 1899 г., однако в метриках села Васильевка записи о рождении нет, вероятно, он родился в другом месте. В 1918 году Григорий Линьков стал членом ВКП(б) и призван в ряды Красной армии. Он закончил сельскую школу, рабфак, в 1938 г. Военную Электротехническую Академию. В составе отряда особого назначения Г. Линьков с 1941 года выполнял задачи диверсионного характера, на территории Белоруссии организовал партизанское движение, участвовал в боевых операциях в Польше, Чехословакии. В 1943 году Г.Линькову присвоено звание Героя Советского Союза. В 1946 году полковник Г.Линьков вышел в отставку, проживал в Москве, находился на партийной и государственной службе. Линьков Г.М. трагически погиб во время охоты в 1961 году, но это, как говорят, совсем другая история.

Моя Васильевка

Обстоятельства жизни предков (по женской линии) автора этой статьи ничем не отличается от судеб других жителей села Васильевка. Прабабушка, Пелагея Прокофьевна Селезнева, родилась в 1888 г., была неграмотной, в 1906 г. вышла замуж за Подкопаева Ефима Емельяновича. Через 2 года у них появилась дочь Екатерина, моя бабушка. В 1911 году Ефим Подкопаев взят в рекруты, 3 года обучался при оренбургском юнкерском училище, стал помощником полкового фельдшера. В 1914 году Емельян отправлен на фронт, где погиб. В чулане своего дома бабушка Катя хранила деревянный походный ящик, в котором прислали с фронта личные вещи отца Ефима. На крышке была медная пластина с номером полка и именем владельца. Теперь ящик прадеда утерян, забрав с собой не только имя на пластине.

По воспоминаниям бабушки Кати, как рассказывала ей мать, Ефим был высоким, статным мужчиной, умелым работником. Отец Ефима, прадед Емельян Подкопаев, был землепашцем, плел лапти на все семейство и родственников. Бабушка Катя вспоминала, как ей, тогда маленькой девочке, «деда Миля» подарил желтые ленты, было столько радости! Через много лет, в 1930 г., по совету других односельчан уехавших в Оренбург, Подкопаевы продали домашнее имущество и единственную корову, и перебрались в город. Екатерина работала на швейной фабрике имени Сталина, её мать Пелагея была в «работницах», а бабушка Ирина в Губернской больнице стала сиделкой, ухаживала за больными. В 1932 году Екатерина вышла замуж за Ивана Проваторова, односельчанина, проживавшего в Оренбурге. Бабушка Катя сохранила деревенский уклад быта, огородничала, вязала платки. В годы ВОВ работала на заводе, в столовой Дома офицеров, в эвакогоспитале №359 (здание школы №39 на Парковом проспекте).

Улица села Васильевка.
Улица села Васильевка. Фото: Из личного архива/ Александр Исковский

Сейчас от Оренбурга до Васильевки на автомобиле можно доехать за полтора часа, всего-то по асфальту и грейдеру через Уранбаш около 80 километров. Несколько километров дорога идёт вдоль извилистого Янгиза, с одной стороны которого простираются поля до 1918 года принадлежавшие Казачьему Войску, а с другой - невысокие холмы, непригодные для землепашества. Сельские дома расположены по линии центральной улицы, на которой, почти заброшенное и разрушенное, сохранилось старое каменное здание торговой лавки. Село было небогатым во все времена, поэтому дома ставили бревенчатые, а кирпичные, силикатные, появились много позже, в 1960-х годах.

Сельский колорит Васильевки обычен – коровьи лепешки на улицах, крики петухов, несколько брошенных покосившихся домов. Есть школа, правда учеников с каждым годом становится меньше, и школьный музей, в котором собраны старые утюги, обломок казачьей сабли, прялки, разная утварь. Старых, коренных жителей в селе почти не осталось, а новые, прибывшие из Башкирии и Татарстана, и сейчас, как пару веков назад тамбовские крестьяне, находят в Васильевке свой дом.   


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Куда в Оренбурге сходить в «Библионочь»-2018?
  2. Как оренбуржцы будут отдыхать на майских праздниках в 2018 году?
  3. Что делать, если пропал ребенок?
  4. Какие поезда будут дополнительно ездить на майских праздниках?