Александр Исковский 0 88

Король ассенизации Оренбурга. Кто убирал улицы города в XIX веке?

Все материалы сюжета Записки краеведа

Как отставной солдат стал монополистом -ассенизатором Степной Пальмиры?

Ассенизационный обоз в Москве.
Ассенизационный обоз в Москве. © / Александр Исковский / Из личного архива

Оренбург довольно долго оставался далеко не самым чистым городом, к тому же не всякая часть его из четырех убиралась регулярно.  Что об этом говорит история?Лишь в первой части Оренбурга (условно центральная часть - прим. автора) - дважды в день, особенно по Николаевской улице (ныне - Советская), проезжая часть очищалась от «конских яблок», а когда по Суринской (ул.Постникова) или Гостинодворской (ул.Кирова) улицам прогонялся скот на городские бойни, аромат держался до утра, как минимум. Краевед Александр Исковский рассказывает о «короле ассенизации» Оренбурга второй половины XIX века – начала XX века.

С чего всё началось?

История самого известного ассенизатора Оренбурга началась в 1868 году с покупки каменной землянки.

Хайм Селемонов Люпп (Ефим Соломонович Люпп - прим. автора), тогда бессрочноотпускной солдат, за 200 рублей купил у вдовой солдатки Марии Кирилловны Летковской угловое дворовое место с надворными постройками в 10 саженей (ок. 21 метра) по улице Гришковской (ныне Чичерина - прим. автора), а по «Новой улице» (теперь Новый переулок) в 19 саженей 2 аршина (ок.42 метров). Землянка, а точнее дом с полуэтажом, на плане города числилась под номером 175 и находилась в Старой слободке в 24 квартале. Отставной солдат Люпп, как часто тогда случалось, решил не возвращаться на прежнее место жительства и остался в Оренбурге и занялся не самым привлекательным, но очень доходным во все времена бизнесом - очистку отхожих мест и казенных зданий и улиц. И началось это в 1868-1869 годах.

Хайм Люпп более трети века занимался общественно значимой деятельностью и проживал в социально близкой ему части Оренбурга, Старой слободке, где к санитарному состоянию жители относились нещёпетильно, а если жаловались, значит, грязи было слишком много.

Были и газетные порицания деятельности люпповских ассенизаторов. Так, в 1893 г. местная газета публикует: «Нам пишут городской почтой о вопиющих безобразиях, проделываемых будто бы служащими Люппа и К, подрядчиков по очистке отхожих мест в правительственных, общественных и частных учреждениях Оренбурга. Именно говорят, что «нечистоты не довозятся до места свалки, а в виду сокращения и облегчения работы, разбрасываются и разливаются по дороге, начиная от угла Оренбургской станицы (Форштадт) и далее, за артиллерийскую лабораторию». 

Ассенизация Оренбурга, по примеру других городов, проводилась подрядным способом. Вплоть до 1902 года Люпп монопольно занимался очисткой города, как в казённых зданиях, так и в частном секторе. С 1902 года к делу ассенизации по решению городской Управы присоединилось Тюремное ведомство с платой из городского бюджета, одобренной городскими властями, в размере 10 000 рублей в год. Эта сумма выше почти на треть платы Люппу в 1901-1902 г.г, его гешефт составлял 7 200 рублей в год.

Тюремное ведомство очищало улицы города от сора и мусора по договору на четыре года с городской управой за 10 000 рублей в первый год и за 9 000 рублей в последующие. Мотив передачи подряда городская Управа определила «в возможности официального контроля», тем не менее, жалобы на неудовлетворительное выполнение очистки стали поступать сразу же после передачи подряда.

Заняв нишу в деле очистки города от нечистот, Люпп вплоть до 1910 года выигрывал торги и получал от оренбургской городской Управы подряды на ассенизацию частных и общественных латрин (отхожее место), в просторечии «ретирад».

Столь неароматное занятие выполнял специально организованный и нанимаемый властями города ассенизационный обоз, состоявший из нескольких телег с бочками, сбоку которых крепилась черпалка. В телегу запрягались списанные лошади пожарного обоза, а ассенизаторами, за более чем скромную плату, трудились инвалиды, отставные солдаты и т.п.

Были ли конкуренты?

С ростом населения раздвигались границы города. Когда-то неблизкий район Военного лазарета (Военный госпиталь на Парковом проспекте) приблизился к городу, напротив его появилась усадьба богатого купца Г.Хусаинова, движение по Госпитальной улице (Парковый проспект) стало более чем активным, вопрос по очистке этой местности стал насущным.

В Оренбурге существовала служба санитарных попечителей, иными словами инспекторов. Приведём выдержку из доклада оренбургской Думы за 1902 год: «Санитарными попечителями были доставляемы в Городскую Управу ряд ведомостей об осмотрах дворов и о санитарном состоянии их. Ведомости эти представляли яркую картину антисанитарного состояния города, причём отсутствие положительно всякой заботы о санитарном состоянии дворов констатировано как у беднейшей части населения города, так и у состоятельной, наконец, улиц и учреждений, которые должны были быть образцом и служить населению примером санитарного надзора за своими дворами.

Так, например, из ведомости санитарного попечителя 1-ой части 2 участка В.П. Ефимова можно извлечь следующие любопытные данные: 1) осмотрено 59 домов, 2) из них не оказалось ни одного имеющих дворы в удовлетворительном состоянии, 3) при двух домах не оказалось помойных ям, 4) 12 дворов отмечены г.санитарным попечителем как содержащиеся «грязно, очень грязно, скверно, очень скверно», 5) на многих дворах валяются кучи навоза, золы, кухонные отбросы, 6) в особенно плохом состоянии были отмечены 1) дом Инженерного ведомства по Николаевской улице, 2) дом Гражданской гимназии, 3) дом Общественного собрания, 4) двор Кадетского корпуса на Отделенном (Неплюевском) переулке предназначен специально для вывоза и свалки нечистот».

Ассенизационный обоз.
Ассенизационный обоз. Фото: Из личного архива/ Александр Исковский

Одним из наиболее загрязненных мест в Оренбурге в конце 19-го века считалась «Голубиная слободка», в просторечии «Курмыш», и территория нынешней Аренды, а также местность под названием «Архиерейка», неподалеку от военного госпиталя. Низменное расположение и наличие водоема, известного как «Голубиное озеро», впоследствии засыпанное, не способствовало улучшению санитарного состояния этого района города. В апреле 1897 года местность была обследована городской комиссией. Выяснилось, что «стоки снеговой и дождевой воды почти со всего города» застаиваются неподалёку от архиерейской усадьбы. Голубиное озеро наводнялось, на берегах его по весне лежали кучи свезённого навоза, а в жаркую погоду озеро пересыхало, превращаясь в гниющее заиленное пространство. Сюда же свозились нечистоты из города, Неплюевского кадетского корпуса и военного лазарета, имевших общую сточную трубу возле «Пчельника» (место не определено - прим. авт.).Труба была сделана из плохо пригнанных досок, давала течь и оказалась засоренной. В Голубиное озеро попадала вода от мельниц, бани и прачечной на железнодорожной станции.

Организованные места для свалки нечистот находились за пределами городской линии: за железнодорожными путями, за христианским кладбищем, на Марсовом поле (территория от ул.8-го Марта до Форштадта) за казармами, в районе Банного озера.

По решению городской Управы в 1902 году свалочный пункт нечистот за артиллерийскими  казармами остался на старом месте и был окопан канавой, а спуск нечистот в Банный проток из торговых бань (район Аренды)производилсяза железнодорожную дамбу.

С годами стоимость ассенизационных работ в Оренбурге росла, чему, вероятно, способствовало использование бесплатной силы заключенных городской тюрьмы и незначительная конкуренция со стороны городского обоза и подрядчиков.

К примеру, в 1911 году начальник тюрьмы предлагал городской Управе силами заключенных обеспечить «очистку ретирад, помойных и выгребных ям в зданиях занимаемых городом ассенизационным обозом вверенной мне тюрьме я согласен взять за плату 25 000 рублей в год, а очистку площадей и канав за 5000 рублей в год, а всего 30 000 рублей». Для сравнения, содержание рабочих городского обоза обходилось около 8 400 рублей, фураж и лошади примерно 13 000 рублей, всего в год до 25 600 рублей.

К 1910 году городской обоз располагался в отдельном здании с электрическим освещением, имелся телефон с платой в 78 рублей в год, на тарантасах были уставлены герметичные бочки, работы производились с использованием насосов и прорезиненных шлангов. Хлебная площадь, как и прочие торговые места, очищалась за 6 рублей с лавки или амбара. Среди должников ассенизационному обозу числились Губернская больница (ул.Цвиллинга д.5) с долгом более 2 000 рублей, Госбанк (ул.Советская д.54) – 152 рубля, купчиха Лебедева - 70 рублей, торговец Шолль – 50 рублей и др. 

Когда провели сети?

К 1910 году городской обоз располагался в отдельном здании с электрическим освещёнием, имелся телефон с платой в 78 рублей в год, на тарантасах были уставлены герметичные бочки, работы производились с использованием насосов и прорезиненных шлангов.

Некоторые детали повседневного быта известны благодаря смотрителю ассенизационного обоза Шпышко, в рапорте он сообщил: начало рабочего дня «в 5-м часу утра зимой и летом», лошади делают 5 «оборотов в день, в среднем длиною 4 версты или 8 верст в оба конца», за 10 месяцев 1911 года вывезено 62240 бочек, в работе было 45 лошадей (138 1/3 воза в месяц), вес парной бочки 92 пуда (1472 кг.), незамощенной дороги на свалку нечистот 1 верста, содержание одной лошади в год 440 рублей.

В январе 1912 года выплаты городскому ассенизационному обозу составили 300 рублей 50 копеек, из которых 37 р. 50 коп. назначено «мастерам при кузнице обоза».

Рабочий обоза Григорий Сермягин заработал 12 руб. 50 копеек, Семён Копыруллин 10 руб., Аким Антонов, Константин Меркулов, Сидор Рожков по 8 руб. 50 коп., Гаврил Емельянов, Герасим Мананников и другие рабочие по 7 руб. 50 коп., кузнецы Иван Скопинцев 15 руб., Федор Ксенофонтов 10 руб., Кузьма Шлейкин (колёсник) 12 руб. 50 коп., шорник Осип Меркулов 8 руб.50 коп.

Проект строительства канализации в Оренбурге впервые обсуждался городской Думой в июне 1908 года. Район Форштадта и Мариинской площади (Новостройка, территория з-да «Радиатор» ) в проект не входил. Через три года проект всё ещё обсуждался, а по улицам по-прежнему погромыхивали бочками оренбургские ассенизаторы. Первые магистральные сети по отводу канализации были проведены лишь в 1917 году.

Кстати

Этот промысел был не едиснтвенным источником дохода отставного солдата. Когда Люпп обосновался в собственном доме, перестроенном из землянки, на Новой улице (ныне Новый переулок, между ул.Чичерина и Яицкой, дом №7), часть его он сдавал в наём под известные тогда в Оренбурге старые «номера П.С. Коробкова» («новые» выстроены в 1911 году),т.н. «меблированные комнаты». «Номера» находились в удобном месте города, недалеко от Чернореченской и Соляной площадей, на которых производилась торговля. Вот что о них сообщала реклама: «Обставлены роскошно со всеми удобствами, посуточно от 40 коп., и дороже, помесячно от 8 руб., 2 самовара в сутки отпускаются безплатно. В номерах можно очень дешево получать: завтраки, обеды и ужины. В этом же доме сдаются амбары, кладовые и  подвалы». 


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Что делать, если в магазине не берут купюры номиналом 200 и 2000 рублей?
  2. Где в Оренбурге можно будет искупаться на Крещение?
  3. При каких минусовых температурах в школах отменяют занятия?