Евгения ЧЕРНОВА 2 14188

Отшельники на хуторе. Как супружеская пара живет в деревне из одного двора

Семья Захаровых - единственные обитатели хутора в Саракташском районе Оренбургской области.

Тот самый дом, единственный в Туркестане.
Тот самый дом, единственный в Туркестане. © / Евгения Чернова / АиФ

Анна Сергеевна и Фёдор Михайлович Захаровы ещё в конце 80-х остались единственными жителями хутора Туркестан в Саракташском районе Оренбургской области. Они сами зовут себя отшельниками, говорят, что остались на хуторе одни, но не жалеют об этом, однако признаются - жить в одиночестве непросто. Корреспондент «АиФ Оренбург» съездил в гости в этот «хутор из одного двора».

Село на 50 дворов

Никто уже не вспомнит, почему одно из поселений в Саракташском районе получило столь иноземное и немного экзотическое название «Туркестан». В переводе с тюркского это слово означает «земля тюрков», но жили здесь разные люди, а сейчас остались только Захаровы.

«Земля тюрков» в Саракташском районе.
«Земля тюрков» в Саракташском районе. Фото: АиФ/ Евгения Чернова

«Деревня наша была довольно большой, - вспоминает Анна Сергеевна, разговор она берёт в свои руки и начинает вспоминать свою жизнь. - Дворов 50 в ней было. Жили здесь и тюрки, и мордва, и хохлы, родственники селились поближе к своим, так и получилось, что рядом оказывались дворы одной семьи и национальности - тут у нас мордва жила, а там хохлы».

Анне Сергеевне пошёл 87-й год, её супругу исполнилось 84 года. Она всю жизнь прожила в Туркестане, работала здесь, помогала по хозяйству родителям.

«Везде работали - в колхозе, доярками на ферму ходили, на току да на прицепах помогали, - продолжает женщина. - Да и дома работы хватало, скотину держали, огород был, я отцу с матерью во всём помогала. Соседи даже им говорили: «Твою Нюрку в пример снохе своей ставим, вон какая она у вас работящая».

Анна Сергеевна и Федор Михайлович Захаровы.
Анна Сергеевна и Федор Михайлович Захаровы. Фото: АиФ/ Евгения Чернова

Отец Анны Сергеевны долго противился тому, чтобы дочь выходила замуж - ему было спокойнее, пока она рядом жила. Но время взяло своё. Фёдор Михайлович жил и работал в соседней деревне, но за невестой пришёл в Туркестан.

«У нас тут женихов мало было, вот и стал он ко мне приходить, - продолжает она, пока сам Фёдор Михайлович отмалчивается. - Так и стали вместе жить, хоть и отец мой был против».

Свадьбу справили в 1964 году скромно, посидели с родителями за столом и всё на этом. Сначала жили в доме родителей Анны, а в 1970 году построили свой рядом с отчим, родили двоих сыновей - Сергея и Виктора.

Хлеб с доставкой

Всё шло как в большинстве сёл в те времена. Но в 80-х годах люди стали разъезжаться в поисках лучшей работы и за деньгами. В 1988 году из армии вернулся Виктор, в тот же год из хутора уехали последние соседи.

«У нас оставалось две доярки. Они ходили в соседнюю Яковлевку на работу, да в итоге туда и переехали, - говорит Анна Захарова. - Были и такие семьи, которые даже дома свои забирали, коль те хорошие были, и увозили на новые места».

На вопрос, почему сами они остались здесь, ответ у стариков простой: к своим людям ехать некуда, а чужим разве нужны. Да и бросать родной дом не хотелось. В своё время Захаровым предложили выкупить его за 1000 рублей, на что Анна Сергеевна говорит: «Нам-то он не за такие деньги доставался, почему же мы должны так дёшево его чужим людям отдавать?»

Так и остался в Туркестане один двор. В одну сторону до ближайшей деревни 1,5 километра, в другую - два. До райцентра 40 километров, а до Оренбурга - 100. Казалось бы, не так уж и далеко от «цивилизации», да и глушью хутор не назовёшь, он стоит прямо на довольно оживлённой по меркам района дороге, по которой всё время кто-то ездит. Только благодаря этому о местных жителях не забывают.

Младший сын Виктор уже 8 лет как вернулся в отчий дом.
Младший сын Виктор уже 8 лет как вернулся в отчий дом. Фото: АиФ/ Евгения Чернова

Чтобы помогать родителям восемь лет назад сюда окончательно перебрался младший сын Виктор. До этого он почти 10 лет отработал учителем ОБЖ и физкультуры в школе в соседней Александровке, потом также трудился в колхозе, немного шоферил. Когда стало ясно, что престарелые родители остались на хуторе совсем одни и уже не могут сами себя обеспечивать, переехал к ним, развёл хозяйство, следит за огородом и домом.

«У нас тут местный предприниматель в соседние деревни возит хлеб, так я около дороги на палку привязываю пакет, это знак, что нам нужен хлеб, - рассказывает Виктор. - Тогда машина останавливается, и я беру свежую выпечку».

Хлеб Захаровы берут на неделю.
Хлеб Захаровы берут на неделю. Фото: АиФ/ Евгения Чернова

Хлебом Захаровы запасаются сразу на неделю, чтобы не гонять водителя каждый день к себе. Хранят его в холодильнике, а иногда даже замораживают.

«Вообще в соседней деревне есть магазин, я могу туда на велосипеде съездить, если что-то срочно понадобится, но вообще все продукты - макароны, сахар, чай, соль, муку и всё, что может долго храниться, нам сюда привозит брат из Оренбурга, он у нас там живёт. Остальное сами выращиваем».

На вопрос, почему старики не переехали к старшему сыну в областной центр, отвечают просто - в городе скучно жить.

«Мы отвезли их туда однажды, но уже через две недели мама начала проситься обратно, - делится Виктор. - Не смогли они в городе жить».

«Скучно там, - тут же подтверждает Анна Сергеевна. - Что там в вашем городе делать. Серёжа говорит, ты, мам, хоть во дворе походи. Ну выйду я туда, пройдусь пару раз, а дальше что? Уж лучше здесь на родной земле».

Но спустя некоторое время Анна Сергеевна всё же признаётся - жить в одиночестве в Туркестане тоже невесело.

Скучно Анне Сергеевне в деревне в одиночестве.
Скучно Анне Сергеевне в деревне в одиночестве. Фото: АиФ/ Евгения Чернова

«Плохо без людей, даже поговорить не с кем, - сокрушается старушка. - Живём тут как отшельники, и никому до нас дела нет. Раньше хоть с подружками могла поболтать, но они уже все умерли, я одна осталась».

Печка как страховка

В единственном дворе Туркестана Виктор развёл приличное хозяйство. Растит шестерых поросят, содержит двух тёлок.

«Хотел, чтобы у нас молоко было, да тёлки до сих пор не стельные, - сетует он. - Быка у нас тут не найдёшь, водил их к соседу, но пока ничего не получается».

Телки хутора ТТуркестан скучают без мужского внимания.
На хуторе Туркестан - свое хозяйство, в том числе пара тёлок. Фото: АиФ/ Евгения Чернова

Есть у Виктора и особые «постояльцы» в сарае. Каждый год сюда прилетает пара ласточек, вьёт гнездо под кровлей хлева, выводит потомство, а с наступлением холодов покидает Туркестан.

«Я специально для них выставляю стекло из окна сарая по весне, чтобы они внутрь попасть могли, - рассказывает Виктор. - Они растят птенцов, но на следующий год возвращаются одни. Где потомство остаётся и почему оно не прилетает сюда, не знаю».

Что касается благ цивилизации, то у Захаровых всё есть. Воду в дом от ближайшего родника провёл Виктор сразу же после того, как вернулся из армии, отопление электрическое, но в кухне до сих пор сохранилась настоящая русская печка. По словам Викторам, она спасает, если вдруг зимой хутор остаётся без света, бывало что и по три дня в темноте жили, но сейчас такие аварии уже редкость. Так или иначе, печка всегда выручит, если вдруг случатся перебои. Несколько лет назад недалеко от хутора поставили вышку сотовой связи, о которой давно просили, сейчас Захаровы пользуются мобильным телефоном. Но до сих пор у самого двора стоит обычный таксофон.

Телефон из прошлого, но работающий.
Телефон из прошлого, но работающий. Фото: АиФ/ Евгения Чернова

«Его регулярно приезжают проверять, чтобы работал, - рассказывает Виктор. - Говорят, это какое-то указание сверху, чтобы даже в таком захолустье, как у нас, был рабочий телефон».

Каждый понедельник на хутор приезжает фельдшер из Саракташа. Она замеряет давление старикам, оставляет лекарства, следит за их самочувствием. Пока такого патроната им хватает, благо скорая помощь не требуется, ну а если что-то и случится, то вызвать её не проблема.

Совсем недавно на хуторе у Захаровых появились настоящие соседи. Местный житель, чей дом когда-то стоял через дорогу от Захаровых, вернулся в родные пенаты и решил заняться здесь фермерством.

«С сыновьями строит что-то, завёл коров голов 20, сам их пасёт, - рассказывает Виктор. - если у него всё получится, может и люди сюда потянутся коли работа будет. Может и оживёт наш Туркестан».

Мося и Масяня лаем встречают и провожают проезжающие мимо машины.
Мося и Масяня лаем встречают и провожают проезжающие мимо машины. Фото: АиФ/ Евгения Чернова

Последние слова он произносит с надеждой, но видно, что верит в них с трудом. Сегодня, говорит Виктор, мало кто хочет в деревне работать. Здесь же не как в городе - отработал с восьми до шести и домой. Тут всё время что-то делать нужно, а заработок даже не деньгами измеряется, а урожаем или надоем.

«Вы приезжайте к нам, - прощается мужчина. - У нас тут гости - редкость. Мы всегда всем рады».


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (2)
  1. анна СТЕПКИНА[mailru]
    |
    11:31
    04.09.2017
    0
    +
    -
    дай бог вам здоровья и долгих лет жизни это наша раша........
  2. Татьяна Еремина
    |
    12:33
    04.09.2017
    0
    +
    -
    Преклоняюсь перед такими людьми!
Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Когда в Оренбурге начнется отопительный сезон-2017?
  2. Как не отравиться грибами?
  3. В каких оренбургских кинотеатрах покажут фильм «Матильда»?
  4. Что делать, если отменили рейс?