aif.ru counter
Людмила Максимова 0 191

Воспитание и труд. Как в колонии подростков ставят на путь исправления

Стерлитамакская воспитательная колония находится в низине между двумя горами - Юрактау и Куштау, на правом берегу реки Белая. В этом месте лишения свободы сейчас отбывают наказание 70 человек.

В Стерлитамакской колонии отбывают срок 23 оренбуржца.
В Стерлитамакской колонии отбывают срок 23 оренбуржца. © / Людмила Максимова / АиФ

В Стерлитамакской колонии одна треть подростков - из Башкирии. Остальные - из Самарской и Оренбургской областей. Оренбуржцев здесь 23 человека. Корреспондент «АиФ Оренбург» побывал в колонии и узнал, за что подростков лишают свободы, в каких условиях они живут и что делается для того, чтобы вернуть их к нормальной жизни.

Система стала мягче

Если бы не колючая проволока по верху забора и проверка на входе, учреждение можно было бы принять за загородный лагерь. Живописное место, сосны, аллеи и клумбы, на деревьях – скворечники. Два поля для подвижных игр, на корпусах - плакаты с мотивирующими лозунгами о чести и об ответственности. Здесь есть маленькая теплица, для мероприятий - торжественный актовый зал и уютная столовая.

Система стала мягче. Пятиразовое питание. Кондитерские изделия каждый день, а от фруктов ребята иногда даже отказываются. Сотрудники колонии говорят, что, мол, пишите красиво, а дети потом перестают бояться попадать сюда. Потому что хорошее питание – это одно. А жизнь по расписанию и под постоянным контролем – совсем другое.

Раньше здесь находилась усадьба, которую в 1927 году отдали под исправительный дом, воспитанники которого занимались сельским хозяйством. Потом несколько лет здесь отбывали срок репрессированные, позже сюда стали направлять осужденных женщин, у которых были грудные дети. В 1955 году открылась детская трудовая колония.

Воспитанники жили в двух ветхих саманных бараках. Учились в двухэтажном бревенчатом здании. Учебные мастерские размещались в старых зданиях, раскроечный цех - под дощатым навесом, а пилорама - на берегу реки в полукилометре от колонии. Сотрудники тоже жили в бараках. Отстраивались постепенно. Трудовая колония вмещала 750 человек. Это было учреждение для малолетних усиленного режима. В основном здесь сидели тяжелостатейники. Воспитанники имели возможность получить профессию токаря, слесаря механосборочных  и электромонтажных работ, каменщика, плотника, плодоовощевода.

Большую часть времени воспитанники трудились. Начальник колонии подполковник Максим Олешко работает здесь уже 21 год. Он помнит времена, когда заключенные зарабатывали больше сотрудников.

«Я так скажу: молодежь мельчает. Раньше здесь серьезное производство было. Ребята работали с утра до вечера, а кто хотел, учился, - рассказывает начальник колонии подполковник Максим Олешко. – Дети попадали сюда, уже имея трудовые навыки, не то, что сейчас». 

Сегодня суд лишает подростков свободы крайне редко - за тяжкие преступления и за рецидив. Судите сами: в одной Стерлитамакской колонии 20 лет назад содержалось около 700 человек. Причем рядом находилась еще одна колония, в ней было около 300-400 осужденных. Сегодня в Стерлитамакской колонии находится в 10 раз меньше заключенных. 

Справка:
В России сегодня действуют 23 воспитательные колонии: 21 - для несовершеннолетних мужского пола, две (в Белгородской и Томской областях) - для женского. В них отбывает наказание 1395 человек (113 - девочки, девушки), из них впервые оказались за колючей проволокой 1368 человек.

«У нас отбывают срок за кражи, разбой, преступления против половой неприкосновенности, убийства. Тех, кто вышел из нашей колонии и попал сюда снова, на данный момент нет. Есть парень, который отбыл один срок в следственном изоляторе, а к нам попал уже по другому делу, - рассказывает начальник колонии подполковник Максим Олешко.  –  В колонии находятся в основном парни по 16-17 лет, старшего возраста единицы, один 14-летний подросток».

Больше десяти лет лишения свободы несовершеннолетний преступник в России получить не может. На практике суд, максимум, может приговорить его на шесть-семь лет. Но, как правило, подростки выходят раньше по УДО.

«Почти все хотят выйти по УДО, - говорит подполковник Олешко. – Возможно, сроки стали меньше из-за ювенальной юстиции, закон в отношении несовершеннолетних стал более гуманен. Сейчас практически нет таких тяжких преступлений, как раньше. Когда я начинал работать, в стране был кризис, росло поколение «пепси».

В воспитательной колонии - порядок и дисциплина.
В воспитательной колонии - порядок и дисциплина. Фото: АиФ/ Людмила Максимова

В этой колонии из 70 воспитанников только 20 из неполных семей. Трое - круглые сироты и семеро из семей, где родители лишены попечения, но не прав. И всё таки факт: более тяжкие преступления совершают дети из неблагополучных семей. Хотя редкие исключения бывают. 

Справка:
В России осуждены за кражу 14,6%, за грабеж 12,5%, за разбой 10,9%, за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью 10,8%, за убийство 8,5%, за изнасилование 12 %, прочие преступления 30,7%. Ранее имели условную судимость, обязательные или исправительные работы 35,1 % от несовершеннолетних, отбывающих наказание в местах лишения свободы.

Сейчас здесь отбывает наказание парень из Оренбургской области. Петр (имя изменено) жил обычной жизнью простого школьника. Учеба и тренировки: десятиклассник занимался единоборствами. Однажды вечером шел с другом по улице, и как-то получилось, что повздорили с прохожим. Парень в порыве толкнул его, тот упал и … умер.

«На моей памяти самое изощренное убийство организовала девчонка, которой было 13 лет. Она руководила пацанами лет по 15-16, которые и совершили убийство», - вспоминает подполковник Олешко.  Как правило, ребята оказываются в колонии, попадая под чье-то негативное влияние. Около 10 лет назад к реальным срокам приговорили участников экстремистской группы из Оренбурга. Их лидером был студент исторического факультета. Он вкладывал в головы школьников, как им казалось, патриотические идеи, однако замешивались идеи на ненависти к мигрантам. В итоге подростки на глазах у людей до смерти забили на рынке мигранта. А еще в тюрьму попадают дети, одурманенные арестантской романтикой или обманутые взрослыми, которые подбивают их на преступления со словами, что им за это ничего не будет. 

Воспитатели делают все, чтобы вернуть воспитанников на путь исправления.

Воспитатели делают все, чтобы вернуть воспитанников на путь исправления. Фото: АиФ/ Людмила Максимова

«Жалею, что попал сюда»

У Ильи (имя изменено) нежные карие глаза. На вид ему лет пятнадцать. На самом деле - 18. По его словам, в колонии оказался, связавшись с плохой компанией. Таких компаний в его городке на востоке области было немало, и «подружиться» с ними оказалось легко. С приятелями Илья угнал автомобиль. В колонии он уже второй год. Впереди - еще 2,5 года заключения. На свободе Илья после девятого класса не успел отучиться на сварщика и года …

«Сам жалею, что попал сюда. Когда выйду, доучусь. Мне нравится эта профессия. Ну, а потом семью заведу», - говорит юноша. Он уверен, что с прежней компанией общаться не будет. 

На воле Илья занимался боксом, футболом, теннисом. В колонии совершеннолетним можно находиться до 19 лет. Обычно это право получают подростки с хорошим поведением. Такое решение принимает начальник колонии и прокурор. Поскольку у большинства ребят сроки не очень большие, многие освобождаются условно-досрочно до достижения совершеннолетия. Те, кто работает с подростками, очень не хотят, чтобы они продолжали свой срок во взрослой колонии. Какими они выйдут оттуда - большой вопрос.

В прежние годы в воспитательной колонии содержались до 23 лет. За это время некоторые даже успевали получить высшее образование. Сегодня в исправительном учреждении можно окончить школу и получить среднее профессиональное образование. Причем в дипломе не будет отметок о том, где он был получен.

Илья живет в отряде с облегченными условиями содержания, поскольку уже  совершеннолетний и не имеет замечаний. Но домой все равно хочется. «Там мама»…

Контроль, распорядок, футбол и черепахи

Режим здесь все-таки не санаторный. Подъем в шесть часов утра. Обязательная зарядка, заправка кроватей, потом уборка. В комнатах - идеальный порядок. После быстрого завтрака - первые уроки в школе, потом второй завтрак и снова учеба. После обеда - занятия в училище. В Стерлитамакской колонии воспитанники могут получить профессию швеи, бетонщика, каменщика, столяра-строителя и плотника. Еще недавно делали катамараны и пластиковые лодки. Федеральная система исполнения наказания заказывает у колонии постельное белье, полотенца.

«Знания получают в меру своих возможностей. В этом году в первый раз будем сдавать ЕГЭ. Количество выпускников уменьшается, большинство из-за коротких сроков или УДО не успевают здесь окончить школу», - рассказывает подполковник Максим Олешко

В отряде льготного типа почти домашний уют.
В отряде льготного типа почти домашний уют. Фото: АиФ/ Людмила Максимова

В школе ребята занимаются до обеда. «А что вы хотите? -  говорит начальник отдела по воспитательной работе Дамир Бердигулов. - Здесь не отличники находятся. У них день загружен, больше нужны активные занятия». Кстати, при колонии есть теплица, на которой желающие выращивают овощи. В отрядах есть зооуголки, где живут морская свинка, кролики, черепахи, за ними присматривают воспитанники. Воспитатели признаются: мячи «горят». Ребята очень любят играть в футбол. Также уважением пользуется хоккей. Недавно клуб «Салават Юлаев» подарил хоккейную форму и коньки. Кстати, на матчах со студентами городских колледжей воспитанники колонии правила не нарушают и стараются показать себя с лучшей стороны. Есть кружки, где ребята рисуют, лепят из глины, отливают фигуры. Воспитатели распределяют подростков по секциям и кружкам, учитывая их предпочтения и таланты.

На футбольном поле стоит фигура футболиста из гипса. «Она пока еще не готова, надо немного доделать, - переживает воспитатель Дамир Бердигулов, видя, что мы фотографируем работу в черновом варианте. - Ребята сделали ее к Чемпионату мира по футболу. А какие картины делают наши дети!»  

К слову, воспитанников здесь стараются держать в курсе событий, происходящих за стенами колонии. В корпусах расположены стенды с главной информацией о трех субъектах федерации, откуда прибывают воспитанники. Накануне праздников, как государственных, так и религиозных, педагоги общаются с детьми по актуальным темам, показывают документальные фильмы. Телевизор смотрят только по распорядку,  выбирая определенный фильм, либо программу. Сюда нередко приезжают волонтеры, педагоги, психологи, наркологи с профилактическими беседами. 

В колонии несколько отрядов: льготного и облегченного типа – для ребят с хорошим поведением и обычные. Есть в колонии и отряд, который живет на строгих условиях. Его воспитанники изолированы, они практически не общаются с остальными детьми, пересекаясь только в школе или училище.

В советские времена коллективу воспитательной колонии не раз присуждалось Переходящее Красное Знамя МВД СССР и ЦК профсоюза государственных учреждений.

В обычных отрядах беленые стены, на них картины, больше в длинных комнатах нет ничего лишнего. Порядок, но без уюта. Одним словом - казарма.

Уют в колонии возможен в определенных рамках.
Уют в колонии возможен в определенных рамках. Фото: АиФ/ Людмила Максимова

В льготной все иначе. Половицы, красивые шторки, столик со скатертью, на стенах - картины или иконы. На некоторых тумбочках лежат книги. Из почти домашнего - цветы и  помещения вроде кухонь, где ребята в свободное время могут перекусить.

Продукты покупаются в магазине, который находится на территории колонии. Табака и алкоголя там, естественно, нет. Продажа осуществляется по безналичному расчету. Сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, получают социальные выплаты. Остальным деньги присылают родители. Еще один источник дохода - работа, хотя объем заказов и, соответственно, заработки небольшие.

В изолятор - за авторитетом

«В качестве поощрений мы вывозим детей в город в театр или в кино. Чтобы приучать их к самостоятельной жизни, заходим вместе в магазины, где они видят цены и выбирают, что им необходимо, - рассказывает воспитатель колонии Дамир Бердигулов. – На ребят, конечно, обращают внимание окружающие, иногда, к сожалению, шарахаются».

В одной из казарм устроены две молельные комнаты: одна с иконами на стенах, вторая устлана двумя расписными коврами. Мулла и священник приезжают сюда регулярно.

«Каждый день вожу человек десять в православную молельную комнату. Они читают и молятся», - поясняет воспитатель.

В казарме льготного вида в комнатах иконы Серафима Саровского, Николая Чудотворца. Над одной кроватью висит нательный крестик и листок бумаги со словами: «Бог есть любовь».

В отдельном здании находится изолятор. На входе - охранник. Каждая камера закрывается тяжеленной дверью с решеткой. Одиночная камера крохотная. Стены - белые, освещена она не ярко. У одной стены раковина и туалет, у другой - трансформируемая в стул со столом койка. Матрас выдается только на ночь. Питание такое же, как обычно. Сюда попадают на срок до семи суток. В камере может находиться один или два человека. В изолятор подростки попадают за грубые нарушения. Такое происходит редко, в этом году здесь еще никто не побывал. Но иногда сюда «напрашиваются». 

Изолятор - крошечная одиночная камера.
Изолятор - крошечная одиночная камера. Фото: АиФ/ Людмила Максимова

«Исполнилось парню 18 лет, скоро он отправится во взрослую колонию, и ему надо очернить себя, чтобы поднять авторитет. И вот он начинает материться или отказывается выполнять распорядок, требует закрыть его. Но и таких случаев давно не было», - говорит начальник колонии.  

«Он сам выбрал свою жизнь, пусть и сидит»

Родители могут навещать своих детей несколько раз в месяц. Количество свиданий зависит от условий содержания. Если на строгих - разрешено всего три длительных (до трех суток) и шесть краткосрочных встреч в год. На льготных - шесть длительных, а число краткосрочных свиданий не ограничено. Но не каждый родитель может ездить часто так далеко. Оренбуржцы передают вещи своим детям с начальником отдела по обеспечению деятельности комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав администрации Оренбурга Елену Марсакову. А ко многим и некому ехать: либо родителей нет, либо мамам и папам безразлична судьба их отпрысков. Был случай, когда одной матери предлагали помощь в поездке, но она наотрез отказалась: «Он сам выбрал свою жизнь, пусть и сидит».

У Елены Владимировны есть единомышленники, о которых она отзывается очень тепло: «Я благодарю тех людей, которые не остаются равнодушными к судьбам этих детей, кто откликается в любой момент и оказывает необходимую помощь». В ее кабинете всегда стоит клетчатая дорожная сумка: в ней - то книги, то мячи, то одежда. В колонию, следственные изоляторы Елена Владимировна везет не только передачи для детей. Организовать тематические  лекции, концерты для несовершеннолетних – в этом тоже видит свой гражданский долг.  В неблизкий путь из Оренбурга - больше 200 километров, -с Марсаковой отправляются артисты и работники областного наркодиспансера, сотрудники УМВД. Марсакова уверена: чтобы измениться, нужно время. «Немалую роль в этом играют культурные мероприятия. Они помогают адаптироваться после освобождения, обрести духовную гармонию. Ты видишь, как израненные души ребят открываются, на лицах появляются улыбки», - рассказывает Елена Владимировна.

«Это наши дети» 

«Мы понимаем, что он преступил черту закона, но это наши дети. Взрослые позволили ему совершить преступление, когда-то не остановили, прошли мимо. Равнодушие взрослых - главный бич сегодняшнего времени. От безысходности и по глупости дети совершают преступления, как правило, не подозревая о последствиях. В основном это подростки из неблагополучных, малообеспеченных семей, где они обделены вниманием и заботой, - говорит начальника отдела по обеспечению деятельности комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав администрации Оренбурга Елена Марсакова. - Многие дети, которые возвращаются из колонии, стремятся к хорошей жизни. Они стараются порвать с прошлым окружением, устроиться на работу, завести семью. Чем больше внимания сейчас мы окажем воспитанникам, тем больше шансов, что они выйдут на свободу с желанием быть полезными своей стране».

В то же время есть и другие мнения, в том числе, и сотрудников исправительных учреждений, что  дети, прошедшие воспитательную колонию, снова выбирают тот же преступный путь. Просто родителям, классному педагогу важно вовремя увидеть потухшие глаза ребенка и остановить его, не дав перейти опасную грань.

Выступления артистов в колонии - словно глоток свежего воздуха.
Выступления артистов в колонии - словно глоток свежего воздуха. Фото: АиФ/ Людмила Максимова.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Откуда пошел праздник Покрова?
  2. Как оренбуржцы будут отдыхать в ноябре 2018 года?